Чем логопед отличается от дефектолога?

Чем логопед отличается от дефектолога?

Многих родителей, столкнувшихся с задержкой развития речи у ребенка, алалией и другими проблемами, касающимися развития ребенка, волнует вопрос, с каким специалистом в первую очередь нужно заниматься.

Каждый невролог (а обычно в первую очередь обращаются к нему) по-своему обозначает и называет такого коррекционного педагога: логопед, дефектолог, логопед-дефектолог, педагог-дефектолог, учитель-логопед, учитель-дефектолог, олигофренопедагог. Поэтому у родителей возникает недопонимание, кого же искать? Например, некоторые мамы уверены, что ребенку с алалией нужен именно дефектолог, а логопед не нужен. Другие же наоборот, обращаются к логопеду и теряют время, так как логопед конкретно в их ситуации мало что может сделать.

Давайте прольем свет на то, чем же занимается каждый из специалистов, чем отличается логопед от дефектолога и кто тогда такой логопед-дефектолог? Какие у них «зоны ответственности» и как выбрать подходящего педагога для занятий?

Дефектология (коррекционная или специальная педагогика) — это наука, изучающая процесс обучения и адаптации детей, имеющих особенности развития. В прикладном смысле дефектология разрабатывает методики, помогающие максимально скорректировать имеющиеся нарушения.

Дефектология делится на несколько отраслей:

  • логопедия (занимается коррекцией нарушений речи);
  • олигофренопедагогика (занимается коррекцией интеллектуальных нарушений — умственной отсталости, задержки психического развития, задержки психоречевого развития и др.)
  • тифлопедагогика (занимается обучением детей с нарушением зрения и коррекцией сопутствующих и вторичных нарушений развития);
  • сурдопедагогика (занимается обучением детей с нарушениями слуха и компенсацией вторичных дефектов).

Как мы видим, в данном списке нет «просто дефектолога», как часто пытаются найти мамы для своего ребенка. И получается, что логопед — это тоже дефектолог.

На практике это выглядит так: в педагогическом вузе есть факультет дефектологии (он может называться по-разному, например, «факультет коррекционной педагогики и психологии», это синоним), который выпускает разных специалистов: дефектолога со специализацией по олигофренопедагогике, по тифлопедагогике, по сурдопедагогике, по логопедии. То есть выпускник такого факультета может называться и «логопед-дефектолог», и «педагог-дефектолог» с пометкой об имеющейся специализации. Важно помнить, что общая теоретическая база у всех специализаций одна. Олигофренопедагог и логопед-дефектолог в своей подготовке имеют много общего. Оба знают классификацию нарушений развития, способы их диагностики, методологию работы с детьми, имеющими особенности развития. Поэтому на практике часто оказывается, что дефектолог-олигофренопедагог в речевом детском саду дополнительно ведет логопедические занятия, а логопед-дефектолог выполняет роль олигофренопедагога в работе с «неречевым» ребенком (поскольку речи как таковой еще нет, методика работы одного и другого специалиста мало отличается на этом этапе).

Существуют еще учителя-логопеды. Их, как правило, выпускают факультеты педагогики и даже филологические факультеты. Они обучаются для работы с «условно здоровыми» детьми. Это логопеды, работающие в обычных детских садах, развивающих центрах и других учреждениях. То есть это те педагоги, которые «ставят звуки», помогают научиться читать и писать детям с минимальными речевыми проблемами (дислалия, стертая дизартрия).

Но различные курсы повышения квалификации и практический опыт работы тоже могут позволять такому специалисту успешно работать с детьми, имеющими сложные диагнозы. То есть даже если у специалиста в дипломе об основном образовании написано «учитель-логопед», это не говорит о том, что он не способен помочь ребенку с более тяжелыми диагнозами («РАС», «алалия», «заикание»).

Чаще всего, когда говорят «просто дефектолог» имеют в виду дефектолога-олигофренопедагога. Можно предположить, что само название специализации «олигофренопедагог» (от лат. «олиго» — мало, «френос» — ум) несколько устарело, ведь сегодня этот коррекционный педагог работает не только с умственной отсталостью. Вероятно, поэтому в повседневном обороте название сократилось до «педагог-дефектолог»/«дефектолог». Данный специалист занимается обучением детей, имеющих отставание в интеллектуальной сфере. Пугаться такого определения не стоит. Для многих детей своевременные занятия с дефектологом-олигофренопедагогом помогают компенсировать особенности развития, возникшие, например, после родовых травм, гипоксии или вследствие недоношенности. Конечно, сферу речи олигофренопедагог тоже затрагивает, но в более общем смысле. То есть «просто дефектолог» может проводить артикуляционную гимнастику, стимулировать речевую активность на занятиях, обучать навыкам коммуникации, а также использованию речи в различных ситуациях (например, упражнения на обобщение: «машина, автобус, трамвай и троллейбус — это транспорт»). В отличие от логопеда, дефектолог-олигофренопедагог может начать заниматься с ребенком в довольно раннем возрасте, то есть примерно с года-полутора. Для сравнения, большинство логопедов берут на занятия детей с 4 лет (в нашем Центре консультативно логопеды принимают с 2 лет, а на занятия берут с 2,6 лет).

Трудность с выбором специалиста в том, что у огромного числа детей в наши дни так называемые «сочетанные нарушения». То есть очень часто (по последним данным, диагноз «расстройство аутистического спектра» имеет 1 ребенок из 68!) искажен весь процесс развития. Имеется и снижение интеллекта, и расстройства речи (а часто попросту ее  отсутствие), и проблемы в поведении, двигательная расторможенность. После трех лет интеллект и мышление у ребенка развивается через речь, опосредован речью. То есть даже в том случае, когда до трех лет интеллект сохранен, но нет речи, начинается задержка психического развития. Самые распространенные диагнозы, при которых можно запутаться с выбором специалиста — это алалия, расстройство аутистического спектра. Конкретные названия диагнозов могут быть различными в зависимости от врача, который их ставил, и проявлений нарушения (при этом диагнозы неврологические и педагогические/логопедические могут звучать по-разному). Дефектолога со специализацией на алалии и аутизме не существует. Поэтому так сложно понять, какой же специалист и какого рода занятия необходимы.

В наши дни ВУЗы предпринимают попытку создать «собирательную» специальность в коррекционной педагогике, которая бы решала проблему занятий с детьми, имеющими сложную структуру дефекта. Например, можно встретить дипломы, где написано: «Педагог-дефектолог. Учитель-логопед. Специализация «Специальная психология». Это внушает надежду, что в ближайшем будущем система помощи детям с особенностями развития станет более простой и понятной.

Какие выводы можно сделать?

  1. Нужна комплексная диагностика развития ребенка. Если ребенок не говорит — это лишь один симптом, который может указывать на различные проблемы. Два неговорящих ребенка могут оказаться полностью разными по структуре нарушения. Например, у одного ребенка может быть задержка речевого развития, в то время как все остальные сферы (познавательная, эмоционально-волевая, поведенческая) сохранны. А у другого ребенка поражены/не созрели подкорковые отделы головного мозга, вследствие чего развивается то, что сейчас называют расстройством аутистического спектра (может сопровождаться нарушением пищевого поведения, сна, моторной сферы, стереотипными движениями, аутоагрессией, двигательной расторможенностью/заторможенностью). Значит, и коррекция будет строиться по-разному. В нашем Центре существует такая форма первичной консультации, как психолого-педагогический консилиум, то есть обследование и диагностика специалистами разного профиля: нейропсихологом/клиническим психологом, дефектологом-олигофренопедагогом, логопедом-дефектологом. Конечно, нельзя забывать и про неврологическое обследование, в том числе аппаратные методы диагностики. Наши специалисты при необходимости дают направление на дополнительные обследования.
  2. Как правило, при сочетанных нарушениях и сложных диагнозах коррекция также нужна комплексная. Требуются занятия с несколькими специалистами и аппаратная нейрокоррекция (например, Томатис и Форбрейн). Идеально, если специалисты могут обмениваться информацией между собой. То есть педагоги и психологи проводят занятия «снаружи», а аппаратные методы помогают мозгу «дозреть» изнутри. Поэтому такой подход дает максимальный эффект.
  3. Для понимания процесса коррекции родителям важно для себя определить «мишени», на которые направлены усилия семьи и специалистов. Поэтому важно быть в контакте с педагогами, психологами, обязательно уточнять, какие упражнения на что направлены, что нужно делать дома для ускорения результата.
  4. При выборе специалиста желательно узнать опыт его работы, особенности подготовки. Например, многие родители обжигаются на том, что водят ребенка к логопеду, который не имел опыта работы со сложными нарушениями речи и действует наугад (например, «ставит звуки» неговорящему ребенку с алалией, что в корне неверно).

В нашем Центре все специалисты проходят тщательный отбор, который предусматривает наличие дефектологической подготовки и опыт работы с сочетанными нарушениями. Поэтому этапы коррекционной работы выстраиваются в той последовательности, которая отвечает естественному развитию ребенка для достижения максимальной компенсации.

Если у вас остались вопросы по работе таких специалистов, как логопед или дефектолог, или вы хотите записаться к нам на прием, звоните по тел.: (812) 642-47-02 или оставьте заявку на сайте.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *