Руководящий контроль

Руководящий контроль

Очень часто ко мне приходят на диагностику дети с сохранной коммуникацией и интеллектом, но с выраженным нарушением поведения. При этом неврологические заключения чаще всего содержат диагнозы «моторная алалия», «СДВГ», «астеноневротический синдром».

Характерные черты таких детей, которые я вижу на диагностике:

  • Трудности соблюдения границ;
  • Хотят всё делать по-своему;
  • Не готовы к сотрудничеству с педагогом, соблюдению правил и инструкций;
  • Очень плохо переносят фрустрацию (ограничение в чем-то желаемом) – истерика, падение на пол, ребенок может бить, кусать маму;
  • Избегание неуспеха;
  • Повышенная тревожность, которая может маскироваться под самоуверенностью.

У неговорящих детей при этом очень часто отмечается так называемый речевой негативизм – отказ от вербального общения, что очень затрудняет коррекцию речевого дефицита.

При СДВГ действительно часто встречаются поведенческие нарушения на фоне дисбаланса нейромедиаторов. Но также я очень часто на диагностике по пробам вообще не вижу никаких проблем с вниманием, то есть у ребенка есть нарушение поведения, но нет СДВГ. И наоборот, есть случаи, когда при грамотных действиях родителя у ребенка с выраженным СДВГ нет нарушений поведения. То есть поведение – продукт взаимодействия нервной системы и среды.

В тех случаях, когда ребенок с нарушением поведения не заинтересован сотрудничать с родителями и педагогами, мы говорим о недостаточном руководящем контроле. Термин я взяла из прикладного поведенческого анализа, и использую в заключениях.

Если мы говорим о когнитивно и коммуникативно сохранных детях, то причины недостаточного руководящего контроля:

  • Некорректные педагогические стратегии;
  • Родительская неуверенность (часто в сочетании с гиперопекой);
  • Противоречивое воспитание (в том числе противоречивое как у одного родителя, так и наличие несогласованности действий мамы, папы, бабушки итд).

Очень подробно сейчас не буду на этом останавливаться, как правило, здесь в каждой семье будет своя ситуация, но причины есть всегда.

Я за то, чтобы разделять нейропсихологический дефицит и поведенческие нарушения. При этом в некоторых случаях требуется первично коррекция поведения, и только потом работа с логопедом, нейропсихологом. Коррекцией поведения занимается АВА-терапевт (специалист по прикладному поведенческому анализу) и/или детский психолог. При этом «волшебной таблетки» не существует. Участие должна принимать вся семья. Речь никогда не идет о работе только в рамках кабинета. Это всегда выполнение рекомендаций специалиста дома. В идеале – работа с психологом и для родителей (личная/семейная терапия). Преимуществом АВА-терапии я считаю прикладную ориентацию – то есть очень четкие и конкретные шаги и рекомендации для формирования сотрудничества с ребенком и устранения нежелательного поведения (что уже помогает сформировать те самые конструктивные педагогические стратегии и усилить родительскую уверенность, снизить тревожность мамы). При этом психолог работает глубже и устраняет причины (но это гораздо более долгосрочная работа). В идеале совмещаем два подхода.

Статья написана по следам прямого эфира с АВА-терапевтом Дарьей Плаксиной (можно посмотреть запись в инстаграм).

Тех, кто дочитал до конца, прошу поставить плюсик в комментариях, чтобы я видела, сколько вас.

Нейропсихолог Александрова О.А.

Для записи на консультацию специалиста позвоните по телефону (812) 642-47-02 или заполните форму заявки на сайте.

Также вы можете связаться с нами через популярные мессенджеры:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Нажимая кнопку "Отправить" Вы даёте свое согласие на обработку введенной персональной информации в соответствии с Федеральным Законом №152-ФЗ от 27.07.2006 "О персональных данных".