Месяц: Ноябрь 2018

Виды алалии. Причины и способы коррекции

На нашем сайте появилась статья, посвященная алалии — нарушению речи, возникающему на фоне поражения речевых долей мозга во время родов или в дородовой период.

Какие бывают виды алалии? Каковы причины нарушения?

Алалия и РАС — сочетанное нарушение.

Как корректировать данное отклонение?

Обо всем этом по ссылке.

Алалия

Алалия

Алалия – это недостаточность (дефицитарность) речи, не связанная с соматическими нарушениями слуха или интеллекта. Возникает на фоне поражения речевых долей мозга во время родов или в дородовой период.

Самые тяжелые степени заболевания проявляются полным отсутствием речи или бессвязным лепетанием. Для легкой степени нарушения характерны трудности при освоении навыков письма и чтения, ограниченный словарный запас и прочие отклонения в использовании речевых конструкций.

Виды алалии

Алалия может быть выражена в разных формах, каждая из которых имеет свои особенности в зависимости от дефекта и специфических проявлений:

  1. Экспрессивная (моторная) алалия – диагностируется, когда есть поражение органического характера в отделе речедвигательного анализатора. Характерна задержка развития речевой функции или ее остановка на каком-либо этапе, при этом понимание слов окружающих не страдает. При данном виде алалии у ребенка есть трудности в экспрессивной речи, грамматике, скудный словарный запас. В зависимости от того, какая именно зона была поражена, выделяют подвиды:
  • афферентная – появляется, если поражены нижние теменные отделы головного мозга, способ проявления – неправильная или затрудненная артикуляция;
  • эфферентная – характерна при поражении премоторной коры, приводит к тому, что нарушается слоговая структура слов.
  1. Импрессивная (сенсорная) алалия – появляется после поражений речеслухового анализатора. Характерны нарушения в восприятии звука при здоровом слуховом анализаторе (ребенку не понятен смысл обращенных к нему слов). Это выглядит как разрыв между смыслом и звуком слов.
  2. Смешанная (сенсомоторная) алалия – возникает при комбинации органических нарушений слухового и двигательного направлений. Выраженность дефекта в этих областях может быть различной, то есть моторные дефекты могут иметь тяжелую форму, а сенсорные – легкую, или наоборот. Именно из-за множественности вариантов и комбинированных симптомов данный вид алалии считается наиболее тяжелым речевым дефектом как с позиции диагностики, так и коррекции.

Чистый вид нарушения речи встречается довольно редко. Наиболее распространенная форма алалии – смешанная, с преобладанием какого-то одного направления. Кроме этого, определение вида алалии затрудняется тем, что симптоматика пересекается с показателями других нарушений или сопровождается интеллектуальными и эмоциональными отклонениями.

Симптомы

Общим симптомом для всех видов алалии является отсутствие взаимосвязи между словарными и действенно-смысловыми сферами, бедность словарного запаса и косноязычие. Формирование речевых навыков происходит с задержкой, присутствует длительное сохранение паттернов речи из предыдущих этапов (лепет, односложные высказывания и т.д.).

Дальнейшая детализированная симптоматика основана на локализации поврежденных участков или воздействующих факторов, отличается в зависимости от вида нарушения.

Для моторной алалии характерно:

  • полное отсутствие речи, когда слова заменяются жестами и мимикой или используются наиболее ранние звуковые формы (лепет, несвязанные звуки и пр.);
  • неправильное звукопроизношение;
  • обедненность активного словарного запаса;
  • аграмматичность;
  • смешение звуков, слогов, замена сложных звуков;
  • разговор строится из простых предложений с малым количеством слов;
  • слабое развитие как мелкой, так и крупной моторики;
  • проблемы с координацией;
  • снижение памяти и рассеянность внимания;
  • трудности самообслуживания (завязать шнурки, почистить зубы и пр.).

Симптомы сенсорной алалии:

  • непонимание обращенной речи;
  • понимание смысла обращенной речи исключительно в одном контексте и утеря понимания при его смене;
  • повышенная собственная речевая активность при низкой осмысленности (произнесение звуков, отдельных слогов);
  • частое использование мимики и звуков для передачи информации;
  • повторение звуков и слогов;
  • звуковые замены или пропуски слогов;
  • повышенная утомляемость и отвлекаемость.

Проблемы в эмоционально-волевой сфере при любом виде алалии могут проявляться гиперактивностью, импульсивностью или, наоборот, чрезмерной замкнутостью и малоподвижностью. Вторичные личностные изменения, вызванные речевыми нарушениями, могут напоминать расстройства аутистического спектра. Сюда можно отнести:

  • проблемы в поведении;
  • двигательную расторможенность;
  • нарушение коммуникативной функции и способности построения отношений;
  • избирательность в еде;
  • неустойчивость внимания и познавательной активности;
  • эмоциональную нестабильность.

Важна грамотная диагностика, поскольку часто встречаются так называемые сочетанные нарушения. То есть ребенок имеет и нарушения речи, и расстройства аутистического спектра (РАС) вследствие недоразвития подкорковых отделов мозга.

РАС – это не синоним аутизма. Расстройства аутистического спектра являются приобретенными особенностями органического происхождения. Их наличие приводит к появлению смешанных диагнозов, при которых ставится определенный вид алалии с аутоподобными чертами (или «первазивное расстройство неуточненное» и другие варианты формулировок). В чистом виде «истинный аутизм» (синдром Каннера, синдром Аспергера, синдром Ретта) встречается редко, является врожденным и имеет стабильный процент по встречаемости в популяциях. Важно понимать, что «эпидемия аутизма» как раз связана с распространенностью нарушений аутистического спектра, которые обусловлены нарушениями в работе подкорковых структур мозга.

Кроме аутического спектра, который характеризует поведение и эмоциональную составляющую, дополнительно при алалии можно выделить вероятность задержки познавательного развития. Сниженные когнитивные функции компенсируются посредством дефектологической и нейрокоррекции. Это связано с тем, что интеллектуальное снижение часто является вторичным в задержке познавательных способностей и психического развития. После трех лет мышление и интеллект ребенка развиваются в большей степени в вербальной, речевой форме. И если к 3 годам нет речи, то мышление тормозится в своем развитии, сохраняя инфантильные формы. Поэтому крайне важно провести своевременную диагностику и коррекцию при подозрении на алалию.

Причины алалии

Возникновению речевых нарушений на различных жизненных этапах способствуют разные факторы. Так, в антенатальном периоде:

  • гипоксия плода;
  • токсикоз;
  • травматизация плода вследствие падений или ушибов матери;
  • внутриутробные инфекции и воспаления;
  • угрозы выкидыша;
  • обменные нарушения при внутриутробном развитии;
  • заболевания матери, имеющие хроническую природу (сердечная и легочная недостаточности, гипертензии и пр.).

В перинатальном периоде:

  • сложные или патологические роды;
  • асфиксия, гипоксия новорожденного и внутричерепная родовая травма;
  • использование акушерских приборов.

В первые годы жизни:

  • травмы головного мозга;
  • воспалительные процессы головного мозга;
  • заболевания, вызывающие истощение нервной системы;
  • частые или продолжительные соматические заболевания.

Помимо биологических факторов состояние усугубляют неблагоприятные социальные условия развития ребенка: педагогическая запущенность, отсутствие вербального контакта или его редкость. Как правило, при алалии присутствует не одна причина, провоцирующая нарастание дефекта, а целый комплекс, который приводит к мозговой дисфункции.

Диагностика и коррекция алалии

Для постановки диагноза, связанного с нарушениями речи, ребенка необходимо показать нескольким специалистам:

  • нейропсихолог (выявление уровня и локализации мозговой дисфункции);
  • логопед (диагностика речи);
  • психиатр (исключение психических заболеваний);
  • отоларинголог (проверка слуха; при алалии обычно физиологический слух сохранен);
  • невролог (выявление органических нарушений).

В нашем Центре существует услуга психолого-педагогического консилиума, то есть комплексной консультации нескольких специалистов одновременно. При алалии мы рекомендуем следующий состав специалистов: нейропсихолог, логопед, дефектолог. После предварительной диагностики специалисты при необходимости дают направление на аппаратные обследования (например, ЭЭГ, допплерографию, МРТ, АВП) и консультации врачей, а также составляют дальнейший маршрут коррекции.

Коррекция алалии требует комплексного подхода, при котором применяются следующие методы:

  • медикаментозное лечение (назначает невролог);
  • нейрокоррекция (в нашем Центре используется метод нейросенсорной слуховой стимуляции Томатис);
  • занятия с дефектологом;
  • занятия с логопедом (мы дополнительно используем специальные наушники Forbrain, которые повышают эффективность занятий);
  • занятия с детским или медицинским психологом;
  • физиотерапия;
  • эрготерапия;
  • логопедический массаж.

Терапия подбирается индивидуально в зависимости от формы и тяжести нарушения, а также возраста ребенка.

Обязательным условием являются занятия с дефектологом, во время которых можно развить все познавательные функции. Также поможет логопед-дефектолог, занятия у которого будут строго направлены на запуск и формирование правильной речи.

Для более эффективной реабилитации используется Метод Томатис, который показан для:

  • запуска речи;
  • понимания обращенной речи;
  • снижения проявлений расстройств аутистического спектра;
  • улучшения коммуникационных и эмоциональных проявлений;
  • стабилизации поведения.

Правильное лечение и грамотное сочетание методов терапии возможно подобрать только после проведения консилиума. Диагноз, поставленный одним специалистом на основании ограниченных данных, не позволяет составить эффективную коррекционную программу алалии. Успех коррекции во многом зависит от срока обнаружения алалии (лучше с 2-3 лет) и максимально раннего начала комплексного воздействия.

Кто такой логопед-дефектолог и «просто дефектолог»?

Многих родителей, столкнувшихся с задержкой развития речи у ребенка, алалией и другими проблемами, касающимися развития ребенка, волнует вопрос, с каким специалистом в первую очередь нужно заниматься.

В новой статье мы рассказываем, чем же занимается каждый из специалистов, чем отличается логопед от дефектолога и кто тогда такой логопед-дефектолог, какие у них «зоны ответственности» и как выбрать подходящего педагога для занятий.

Новая статья по ссылке.

Чем логопед отличается от дефектолога?

Чем логопед отличается от дефектолога?

Многих родителей, столкнувшихся с задержкой развития речи у ребенка, алалией и другими проблемами, касающимися развития ребенка, волнует вопрос, с каким специалистом в первую очередь нужно заниматься.

Каждый невролог (а обычно в первую очередь обращаются к нему) по-своему обозначает и называет такого коррекционного педагога: логопед, дефектолог, логопед-дефектолог, педагог-дефектолог, учитель-логопед, учитель-дефектолог, олигофренопедагог. Поэтому у родителей возникает недопонимание, кого же искать? Например, некоторые мамы уверены, что ребенку с алалией нужен именно дефектолог, а логопед не нужен. Другие же наоборот, обращаются к логопеду и теряют время, так как логопед конкретно в их ситуации мало что может сделать.

Давайте прольем свет на то, чем же занимается каждый из специалистов, чем отличается логопед от дефектолога и кто тогда такой логопед-дефектолог? Какие у них «зоны ответственности» и как выбрать подходящего педагога для занятий?

Дефектология (коррекционная или специальная педагогика) — это наука, изучающая процесс обучения и адаптации детей, имеющих особенности развития. В прикладном смысле дефектология разрабатывает методики, помогающие максимально скорректировать имеющиеся нарушения.

Дефектология делится на несколько отраслей:

  • логопедия (занимается коррекцией нарушений речи);
  • олигофренопедагогика (занимается коррекцией интеллектуальных нарушений — умственной отсталости, задержки психического развития, задержки психоречевого развития и др.)
  • тифлопедагогика (занимается обучением детей с нарушением зрения и коррекцией сопутствующих и вторичных нарушений развития);
  • сурдопедагогика (занимается обучением детей с нарушениями слуха и компенсацией вторичных дефектов).

Как мы видим, в данном списке нет «просто дефектолога», как часто пытаются найти мамы для своего ребенка. И получается, что логопед — это тоже дефектолог.

На практике это выглядит так: в педагогическом вузе есть факультет дефектологии (он может называться по-разному, например, «факультет коррекционной педагогики и психологии», это синоним), который выпускает разных специалистов: дефектолога со специализацией по олигофренопедагогике, по тифлопедагогике, по сурдопедагогике, по логопедии. То есть выпускник такого факультета может называться и «логопед-дефектолог», и «педагог-дефектолог» с пометкой об имеющейся специализации. Важно помнить, что общая теоретическая база у всех специализаций одна. Олигофренопедагог и логопед-дефектолог в своей подготовке имеют много общего. Оба знают классификацию нарушений развития, способы их диагностики, методологию работы с детьми, имеющими особенности развития. Поэтому на практике часто оказывается, что дефектолог-олигофренопедагог в речевом детском саду дополнительно ведет логопедические занятия, а логопед-дефектолог выполняет роль олигофренопедагога в работе с «неречевым» ребенком (поскольку речи как таковой еще нет, методика работы одного и другого специалиста мало отличается на этом этапе).

Существуют еще учителя-логопеды. Их, как правило, выпускают факультеты педагогики и даже филологические факультеты. Они обучаются для работы с «условно здоровыми» детьми. Это логопеды, работающие в обычных детских садах, развивающих центрах и других учреждениях. То есть это те педагоги, которые «ставят звуки», помогают научиться читать и писать детям с минимальными речевыми проблемами (дислалия, стертая дизартрия).

Но различные курсы повышения квалификации и практический опыт работы тоже могут позволять такому специалисту успешно работать с детьми, имеющими сложные диагнозы. То есть даже если у специалиста в дипломе об основном образовании написано «учитель-логопед», это не говорит о том, что он не способен помочь ребенку с более тяжелыми диагнозами («РАС», «алалия», «заикание»).

Чаще всего, когда говорят «просто дефектолог» имеют в виду дефектолога-олигофренопедагога. Можно предположить, что само название специализации «олигофренопедагог» (от лат. «олиго» — мало, «френос» — ум) несколько устарело, ведь сегодня этот коррекционный педагог работает не только с умственной отсталостью. Вероятно, поэтому в повседневном обороте название сократилось до «педагог-дефектолог»/«дефектолог». Данный специалист занимается обучением детей, имеющих отставание в интеллектуальной сфере. Пугаться такого определения не стоит. Для многих детей своевременные занятия с дефектологом-олигофренопедагогом помогают компенсировать особенности развития, возникшие, например, после родовых травм, гипоксии или вследствие недоношенности. Конечно, сферу речи олигофренопедагог тоже затрагивает, но в более общем смысле. То есть «просто дефектолог» может проводить артикуляционную гимнастику, стимулировать речевую активность на занятиях, обучать навыкам коммуникации, а также использованию речи в различных ситуациях (например, упражнения на обобщение: «машина, автобус, трамвай и троллейбус — это транспорт»). В отличие от логопеда, дефектолог-олигофренопедагог может начать заниматься с ребенком в довольно раннем возрасте, то есть примерно с года-полутора. Для сравнения, большинство логопедов берут на занятия детей с 4 лет (в нашем Центре консультативно логопеды принимают с 2 лет, а на занятия берут с 2,6 лет).

Трудность с выбором специалиста в том, что у огромного числа детей в наши дни так называемые «сочетанные нарушения». То есть очень часто (по последним данным, диагноз «расстройство аутистического спектра» имеет 1 ребенок из 68!) искажен весь процесс развития. Имеется и снижение интеллекта, и расстройства речи (а часто попросту ее  отсутствие), и проблемы в поведении, двигательная расторможенность. После трех лет интеллект и мышление у ребенка развивается через речь, опосредован речью. То есть даже в том случае, когда до трех лет интеллект сохранен, но нет речи, начинается задержка психического развития. Самые распространенные диагнозы, при которых можно запутаться с выбором специалиста — это алалия, расстройство аутистического спектра. Конкретные названия диагнозов могут быть различными в зависимости от врача, который их ставил, и проявлений нарушения (при этом диагнозы неврологические и педагогические/логопедические могут звучать по-разному). Дефектолога со специализацией на алалии и аутизме не существует. Поэтому так сложно понять, какой же специалист и какого рода занятия необходимы.

В наши дни ВУЗы предпринимают попытку создать «собирательную» специальность в коррекционной педагогике, которая бы решала проблему занятий с детьми, имеющими сложную структуру дефекта. Например, можно встретить дипломы, где написано: «Педагог-дефектолог. Учитель-логопед. Специализация «Специальная психология». Это внушает надежду, что в ближайшем будущем система помощи детям с особенностями развития станет более простой и понятной.

Какие выводы можно сделать?

  1. Нужна комплексная диагностика развития ребенка. Если ребенок не говорит — это лишь один симптом, который может указывать на различные проблемы. Два неговорящих ребенка могут оказаться полностью разными по структуре нарушения. Например, у одного ребенка может быть задержка речевого развития, в то время как все остальные сферы (познавательная, эмоционально-волевая, поведенческая) сохранны. А у другого ребенка поражены/не созрели подкорковые отделы головного мозга, вследствие чего развивается то, что сейчас называют расстройством аутистического спектра (может сопровождаться нарушением пищевого поведения, сна, моторной сферы, стереотипными движениями, аутоагрессией, двигательной расторможенностью/заторможенностью). Значит, и коррекция будет строиться по-разному. В нашем Центре существует такая форма первичной консультации, как психолого-педагогический консилиум, то есть обследование и диагностика специалистами разного профиля: нейропсихологом/клиническим психологом, дефектологом-олигофренопедагогом, логопедом-дефектологом. Конечно, нельзя забывать и про неврологическое обследование, в том числе аппаратные методы диагностики. Наши специалисты при необходимости дают направление на дополнительные обследования.
  2. Как правило, при сочетанных нарушениях и сложных диагнозах коррекция также нужна комплексная. Требуются занятия с несколькими специалистами и аппаратная нейрокоррекция (например, Томатис и Форбрейн). Идеально, если специалисты могут обмениваться информацией между собой. То есть педагоги и психологи проводят занятия «снаружи», а аппаратные методы помогают мозгу «дозреть» изнутри. Поэтому такой подход дает максимальный эффект.
  3. Для понимания процесса коррекции родителям важно для себя определить «мишени», на которые направлены усилия семьи и специалистов. Поэтому важно быть в контакте с педагогами, психологами, обязательно уточнять, какие упражнения на что направлены, что нужно делать дома для ускорения результата.
  4. При выборе специалиста желательно узнать опыт его работы, особенности подготовки. Например, многие родители обжигаются на том, что водят ребенка к логопеду, который не имел опыта работы со сложными нарушениями речи и действует наугад (например, «ставит звуки» неговорящему ребенку с алалией, что в корне неверно).

В нашем Центре все специалисты проходят тщательный отбор, который предусматривает наличие дефектологической подготовки и опыт работы с сочетанными нарушениями. Поэтому этапы коррекционной работы выстраиваются в той последовательности, которая отвечает естественному развитию ребенка для достижения максимальной компенсации.

Если у вас остались вопросы по работе таких специалистов, как логопед или дефектолог, или вы хотите записаться к нам на прием, звоните по тел.: (812) 642-47-02 или оставьте заявку на сайте.

Когда школьнику нужен логопед?

Часть логопедических и речевых проблем выявляется только в школе после начала обучения. Что делать, если у ребенка трудности с письмом или чтением? Или, может, у него трудности вообще со всеми предметами? Но не спешите обвинять его в неусидчивости и недостаточной мотивации к обучению, такому ребенку нужно комплексное обследование.

Читайте об этом и многом другом в новом материале на нашем сайте: «Логопед для школьника».

Что общего между Жераром Депардье, Роми Шнайдер и Стингом?

Что общего между Жераром Депардье, Роми Шнайдер и Стингом?

Все они в разное время обращались к Альфреду Томатису за помощью. Новая интереснейшая статья о жизни Альфреда Томатиса и его Методе на нашем сайте по ссылке.

Томатис и Жерар Депардье

Как Томатис помог Жерару Депардье

Альфред Томатис, известный французский отоларинголог и учёный, прославившийся своими революционными открытиями в области изучения человеческого уха и созданием одноимённого Метода, родился в конце 1919 года в Ницце. Так случилось, что он появился на свет раньше срока, и это оставило отпечаток на его взрослой жизни и деятельности. Он писал, что имеет «непоколебимое и интуитивное убеждение» в том, что его открытия и вся работа связаны с его преждевременным приходом в этот мир.
Отец Альфреда Умберто Данте из Пьемонта был успешным оперным певцом, одним из лучших голосов Европы. Томатис рос в музыкальной среде, дома часто бывали певцы и музыканты. Несмотря на это, сам он достаточно рано понял, что изберёт другую профессию. В детстве мальчик часто болел, и однажды лечащий врач, который не мог сразу выявить причину его состояния, произнёс: «Я должен поискать ответ». Эта фраза произвела сильное впечатление на Альфреда. Он твёрдо решил, что и сам станет врачом. Родные поддержали его в этом решении, и когда мальчику было всего одиннадцать лет, отец отправил его на обучение в Париж, где вскоре, благодаря своему упорству и целеустремлённости, Томатис стал одним из лучших учеников.
Когда Альфред Томатис учился в медицинской школе, началась Вторая мировая война, он был призван в армию, а затем был назначен в медицинский корпус военно-воздушных сил Франции, где и выбрал своей специальностью отоларингологию. После войны он был назначен на должность консультанта военно-воздушных сил Франции. В это время он занимался изучением профессиональной глухоты рабочих авиационных заводов. Проводя исследования с помощью специального прибора — аудиометра, он заключил, что люди, работающие при постоянном рёве моторов, рано или поздно перестают слышать определённые звуковые частоты. Томатис одним из первых стал говорить о том, что сильный шум на производстве чрезвычайно вреден для здоровья рабочих и может рано или поздно привести к потере слуха. В ходе исследований он замечает, что нарушения слуха нередко дополняются голосовыми проблемами.
Одновременно с этим в своей медицинской практике Томатис принимал оперных певцов из окружения своего отца, у которых были проблемы с голосом – со временем они начинали терять над ним контроль и по какой-то причине не могли  брать те ноты, которые с лёгкостью давались им ранее. Певцы приходили на приём к отоларингологу, чтобы проверить гортань и связки, так как считалось, что именно это основные «инструменты» человеческого голоса. Обычно в то время певцов, страдающих подобными проблемами, лечили стрихнином(!). Считалось, что это поможет укрепить ослабшие связки.
Альфред ТоматисТоматис заметил схожесть голосовых проблем у работников авиационных заводов и оперных певцов. Однажды он решил провести опыт. Он стал проверять звуковой диапазон певцов при помощи аудиометра.
Тогда он определил, что певцы, как и рабочие, перестают слышать определённые частоты. Из-за того, что во время пения громкость звука в черепной коробке чрезвычайно велика, певцы практически оглушают сами себя. Следовательно, они не могут брать те или иные ноты просто потому, что не слышат их. Тогда-то Альфред Томатис и вывел свой первый закон: голос может воспроизводить только то, что слышит ухо. Томатис утверждал, что для пения гортань далеко не самый основной орган.
Изучая связь между ухом и голосом, Томатис затеял очередной интересный эксперимент. С помощью частотного анализатора звуковых колебаний (прибор, который позволяет разложить голос человека на частотные составляющие) он протестировал граммофонные записи великого Энрико Карузо. В ходе исследования Томатис выявил, что творчество величайшего тенора условно делится на два периода. В первый голос певца звучал очень чисто, а во второй период он стал более эффектным. Оказалось, что Карузо была проведена операция, которая повлияла на евстахиеву трубу, из-за чего он со временем перестал слышать (а, следовательно, и воспроизводить) низкие частоты. И это обстоятельство придало его голосу интересный эффект – на него как будто наложили фильтр, позволяющий воспроизводить только высокие частоты. По меткому замечанию Томатиса, Карузо был просто обречён стать величайшим певцом.
В 1958 году Альфред Томатис изобретает знаменитое электронное ухо, аппарат, с помощью которого стало возможно «отремонтировать» слух —  «тренировать» мышцы уха, настраивая его на определённые частоты.
Несмотря на то, что многие врачи относились к Методу довольно скептически и даже считали Томатиса представителем некой альтернативной медицины, многие знаменитости обращались к нему за помощью. Среди них: Мария Каллас, Роми Шнайдер, Стинг, Ганс Гартунг и многие другие.
В 1965 году к Альфреду Томатису, по совету своего преподавателя, обратился молодой, тогда ещё никому не известный Жерар Депардье. Сейчас, когда Депардье получил признание и известность не только у себя на родине, но и во всём мире, трудно себе представить, что если бы не помощь Альфреда Томатиса, актёр вряд ли бы сумел добиться такого успеха.

Чем же Томатис смог помочь молодому Депардье?

Дело в том, что юноша был абсолютно косноязычен. Он не мог довести до конца ни одного предложения, построить полноценную фразу, говорил сбивчиво и невнятно, помимо всего этого ещё и страдал от заикания. Но, несмотря на это, молодой человек страстно хотел стать актёром, стоит ли говорить, что при таких проблемах с речью это представлялось практически невозможным?
Его преподаватель драматического искусства Жан-Луи Коше видел в Жераре талант и богатый актёрский потенциал и, чтобы помочь молодому дарованию, отправил его на консультацию к Альфреду Томатису. Отоларинголог принял Депардье, побеседовал с ним и заключил, что причины проблем молодого человека кроются в эмоциональной сфере (переживания, семейные неурядицы, излишняя робость, неуверенность в себе). Учёный с сочувствием отнёсся к молодому человеку, позже он вспоминал, что Жерар произвёл на него впечатление – могучий великан, голос которого абсолютно не хотел его слушаться, и чем больше усилий Депардье прилагал, тем хуже получалось. Томатис замерил остроту слуха Жерара, и выяснилось, что тот имеет слишком высокий для французского языка порог восприятия звука. Учёный сказал, что поможет решить проблему, но для этого необходимо пройти курс лечения. Ради своей мечты Депардье был готов на всё – дорогостоящие лекарства, болезненные уколы, даже операция – всё, что угодно. Но назначение врача его изумило. «Моцарт», – сказал Томатис. «Моцарт?» – переспросил Депардье. Да, именно Моцарт! Жерару было предписано слушать произведения гениального композитора (через фильтр, «без басов») каждый день по два часа в течение нескольких недель. Спорить со знаменитым врачом молодой человек не решился и начал удивительное по тем временам лечение. Результаты не заставили себя долго ждать. Уже после нескольких сеансов Депардье почувствовал себя увереннее, энергичнее, у него повысился аппетит и наладились проблемы со сном и памятью. По окончании лечения заикание исчезло, а речь Жерара стала отчётливой и членораздельной. Он вернулся в школу актёрского мастерства обновлённым, воодушевлённым и уверенным в себе, и, как известно, сумел стать великим актёром. О былых проблемах с речью теперь напоминают лишь необычные вибрации в его голосе, которые придают его звучанию определённый шарм.

Время шло, исследования продолжались, Метод помогал все большему и большему количеству людей. Альфред Томатис никогда не останавливался на достигнутом и продолжал изучать возможности человеческого уха. Томатис одним из первых заявил, что эмбрион с ранних сроков начинает слышать голос матери, и то, что он слышит, влияет на его чувственно-эмоциональное развитие. Таким образом, выяснилось, что слушание имеет связь с психологией. Обнаружив эту связь, Томатис привлекает к работе специалистов из области медицины и психологии.
Ещё во время наблюдений за рабочими авиационных заводов Томатис стал замечать, что глухота часто влечёт за собой расстройства двигательного аппарата и некоторые психологические проблемы. Исходя из своих наблюдений, Альфред Томатис утверждал, что корректировка слушания может помочь при изучении иностранных языков, проблемах с моторикой, речью, вниманием, успеваемостью, мышечным тонусом, осанкой, равновесием, при нарушениях аутистического спектра и проч. Таким образом, область применения Метода расширялась. По всему миру появлялись центры, работающие по методике Томатиса. Со временем исследования подтвердили, что связь между ухом, голосом и мозгом действительно существует. Надо заметить, что в тот период изучение функций мозга было ещё только на начальном этапе развития, поэтому многие открытия Томатиса были интуитивными и не имели под собой прочной доказательной базы. Однако на сегодняшний день становится очевидным, что учёный был одним из пионеров в исследованиях нейронауки.

Альфред Томатис скончался в 2001 году, оставив после себя богатое научное наследие. После его смерти руководителями фирмы становятся его сын Кристиан, который ещё при жизни отца, будучи молодым дипломированным психологом, участвовал в развитии Метода, и коллега Тьери Гужаранг. Они вместе продолжили дело великого учёного, сочетая традиционные основы Метода с современными инновациями. С 2009 года к Гужарангу присоединяется и внук Альфреда Томатиса —  Грегуар. Таким образом, дело ученого живёт и не стоит на месте: благодаря технологическому прогрессу появляется новое, более совершенное оборудование; всё больше специалистов проходят обучение Методу для того, чтобы помогать людям по всему миру; растёт количество пациентов, которым Метод Томатиса принёс реальную пользу.
В заключение нужно отметить, что многие учёные пытались и пытаются повторить метод Альфреда Томатиса, создавая свои альтернативные программы, но желаемого эффекта они не приносят. Поэтому для продуктивного лечения лучше обращаться к оригиналу. Кроме того, стоит помнить, что для коррекции по методу Томатис специалисту необходимо иметь соответствующий сертификат от фирмы TOMATIS DEVELOPPEMENT S.A., который он получит после курса обучения. Список всех сертифицированных специалистов размещён на сайте www.tomatis.com и находится в свободном доступе.

***

В нашем Центре метод Томатиса применяет директор центра, клинический психолог Александрова Ольга Александровна, лицензированный практик Tomatis. Для записи на первичную консультацию звоните по тел.: (812) 642-47-02.

Переезд в новый офис

Мы рады сообщить, что наш Центр расширяется, и в связи с этим мы переезжаем в более просторный офис!

Бизнес-центр остается прежним, поэтому наш новый адрес теперь такой: Новочеркасский пр., д.58, оф.321.

Будем рады видеть вас среди наших клиентов!