Какая зона мозга не работает?

Какая зона мозга не работает?

«Какая зона мозга не работает?», — именно с таким вопросом ко мне чаще всего обращаются родители на нейропсихологической диагностике детей. Хочу объяснить свою точку зрению по этому вопросу. Действительно, часть нейропсихологов придерживаются традиции выведения так называемого топического диагноза, которая пришла из взрослой нейропсихологии, когда есть более или менее четкий очаг поражения, и специалист имеет дело со сформировавшимся мозгом. При этом обычно аппаратные обследования подтверждают локализацию поражения — так называемый нейропсихологический фактор, от которого зависит проявление того или иного нейропсихологического синдрома. Детская нейропсихология исторически «шла» по этому же пути, то есть авторы выделяют свои классификации детских нейросиндромов. Наиболее известная классификация принадлежит А. В. Семенович. Однако в «чистом виде» в практике выделить данные синдромы крайне затруднительно. У большинства детей с различными вариантами нарушений развития отсутствует четкий очаг поражения. Кроме того, процесс диагностики у детей осложняется наличием коморбидных расстройств, микроструктурных (клеточных) аномалий и адаптационных процессов. У детей функциональные системы устроены не так, как у взрослых (у последних мы видим уже сложившуюся функцию). Детский мозг пластичен, при этом развивается «снизу вверх», «справа налево», «сзади наперед», то есть имеет определенные векторы, по которым происходит созревание и усложнение мозговой организации уже имеющихся психических функций. Поражение той или иной структуры дает так называемый системный эффект, где есть первичные, вторичные, третичные звенья и компенсаторные механизмы.

Я придерживаюсь точки зрения, о которой пишет Ж. М. Глозман, а также уважаемая мной Е. А. Порошина, а именно: в детской нейропсихологии чаще всего мы работаем с так называемым функциональным диагнозом. Близко к этому подходу высказываются такие авторы, как Т.В. Ахутина, Н.Я. Семаго, М.М. Семаго. Сюда Ж.М. Глозман относит:

  • квалификацию проявлений дизонтогенеза (например, моторная алалия, СДВГ итд);
  • выявление их нейропсихологических и социально-психологических механизмов;
  • описание сильных и слабых звеньев функционирования ребенка;
  • организация коррекционной работы;
  • следящая диагностика, анализ продуктов деятельности и поведения ребенка в динамике.

Также важными задачами нейропсихологической диагностики являются:

1. Разделение трудностей обучения и поведения, обусловленных индивидуальными особенностями функционирования мозговых структур и неправильного педагогического воздействия или патохарактерологическими особенностями личности ребенка (про это хочется написать отдельный текст!).

2. Рекомендации по профилактике возможной дезадаптации ребенка.

По поводу «неработающих зон мозга» еще хочу добавить, что я нашла научную статью моей преподавательницы из РГПУ им. Герцена (Л.П. Лассан «Нейрокогнитивный дизонтогенез и клиническая нейропсихология детского возраста»), которая собирала статистику в клинике очаговых поражений именно у детей. И даже у тех детей, у которых был выявлен очаг (опухоль, травма, инсульт), нельзя было выделить четкий синдром! Чем младше возраст поражения, тем больше нарушается функция мозга как интегративной системы. Детские синдромы при наличии очага поражения не равно взрослым.

Нейропсихолог Александрова О.А.

Для записи на консультацию специалиста позвоните по телефону (812) 642-47-02 или заполните форму заявки на сайте.

Также вы можете связаться с нами через популярные мессенджеры:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

"" 152- 27.07.2006 " ".