Развитие ребенка и эмоциональное состояние матери

Развитие ребенка и эмоциональное состояние матери

На консультациях многим семьям рекомендую работу с психологом. Не всем понятно, зачем это нужно. А иногда семья уже была у психолога, но по отзывам понимаю, что попали к не очень компетентному специалисту (который, например, начал стыдить ребенка за его поведение и присоединяться к позиции родителя или что-то подобное) или родители не были готовы к собственной терапии (и я была в этом лагере, если что).

Как обычно, я начала копать с самого начала.

Есть достаточно много научных исследований, которые доказывают негативное влияние депрессивного, тревожного состояния матери во время беременности на последующее развитие ребенка. По сравнению с гармоничными парами «мать-дитя» дети тревожных, депрессивных матерей показывали высокую вероятность ЗПРР, СДВГ, детской депрессии, патохарактерологических черт личности (отклоняющегося поведения).

При этом механизмов, которые обуславливают нарушения в развитии ребенка, несколько.

Исследования показывают анатомические изменения в мозге детей, матери которых страдали тревожно-депрессивным расстройством во время беременности. Причем в разных исследованиях оценивался мозг в разном возрасте – как новорожденных, так и детей 6-9 лет. Чаще всего упоминаются изменения в лобной коре, миндалинах (часть «эмоционального мозга» — лимбической системы). Интересный факт, что у взрослых людей, которые перенесли психотравму в детстве, уменьшен объем гиппокампа, который обеспечивает нейрогенез (производство новых нервных клеток, а значит, нейропластичность).

Еще один механизм – изменения в гипоталамо-гипофизарной системе ребенка. Повышенный уровень кортизола («гормона стресса») в крови матери во время беременности обуславливает повышенную реакцию на стресс у младенца (те самые беспокойные, возбудимые дети, которые обладают низким ресурсом для адаптации). У таких детей с рождения «сбоит» вегетативная нервная система и иммунная: они плохо спят, едят, склонны к аллергиям, чрезмерно тревожны, привязаны к матери.

Низкий уровень окситоцина после родов у тревожно-депрессивной матери (который, кстати, в процессе родов связан с активностью родовой деятельности) нарушает формирование здоровой безопасной привязанности у ребенка, что снова уменьшает его ресурс для здорового развития и компенсации минимальных постродовых осложнений (например, гипоксии), создает предпосылки к задержке развития, а также предрасполагает к искажениям в личностном развитии и невротизации. Для здорового развития ребенку необходимо, чтобы родители часто брали его на руки, играли в игры с телесным взаимодействием, давали приприоцептивное и вестибулярное насыщение сенсорным системам для формирования схемы тела (основы личностного «Я»). Всего этого ребенок тревожно-депрессивной матери получает минимально.

Стиль воспитания. Высшие психические функции развиваются в социуме так, что сначала функция возникает во взаимодействии ребенка и взрослого (со-делание, со-знание), и далее постепенно переходит к ребенку, «сворачивается» и переходит «во внутренний план». Например, сначала мама регулирует поведение ребенка своими действиями, далее постепенно учит самостоятельно их выполнять, передает всё больше ответственности самому ребенку за самообслуживание и бытовые дела (ходить на горшок, есть, самостоятельно засыпать, одеваться, раздеваться, сообщать о нуждах). Если ребенок в раннем детстве не учится обращаться со своими эмоциями и потребностями в силу особенностей функционирования семьи, стиля воспитания, эмоциональных ресурсов матери, то далее навык саморегуляции будет формироваться с задержкой, и мы увидим трудности самоконтроля, возбудимость, протестное поведение. Сложность здесь в том, что это не очевидные «знания» и умения, которые можно выучить или прочитать, а вещи, которые уходят вглубь материнской психики, а значит, скрыты психологическими защитами от осознания.

То есть мама может даже не осознавать реальный уровень собственной тревожности и наличие, например, депрессии. И можно говорить о том, что на внешнем уровне мама пытается следовать заветам Петрановской, но по факту ничего не получается, или выходит противоположный результат (такое достаточно часто бывает). И здесь никто не виноват (часто у родителей много внутренней вины, когда ребенок имеет особенности развития).

Я не хочу сказать, что причины нарушений развития – только психологические. Но во многих ситуациях родительская психотерапия может серьезно изменить ситуацию к лучшему. Особенно это касается поведенческих, эмоциональных и мотивационных особенностей детей.

Нейропсихолог Александрова О.А.

Для записи на консультацию специалиста позвоните по телефону (812) 642-47-02 или заполните форму заявки на сайте.

Также вы можете связаться с нами через популярные мессенджеры:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку "Отправить" Вы даёте свое согласие на обработку введенной персональной информации в соответствии с Федеральным Законом №152-ФЗ от 27.07.2006 "О персональных данных".